Помощь в покупке 4 комнатных квартир в Москве

Артем Цогоев: Понятно. Как сейчас пандемия влияет на рынок недвижимости? Что вы ожидаете от того, что сейчас происходит, то есть, я насколько понимаю, в Германии работают только продуктовые магазины, могу ошибаться конечно?

Борис Бронштейн: У нас, на самом деле, достаточно давно всё работает. Было просто полтора месяца, в которых действительно работали только продуктовые магазины, аптеки и такого рода магазины. Но аренду, те магазины, которые не работали они не перестали платить, а просто получили отсрочку, то есть арендодателем они не платили ничего, большинство компаний получили от государства финансовую помощь. от 5.000 евро получали компании. Для этого нужно было заполнить небольшую анкету, то есть государство сделало всё возможное, чтобы бизнес не обанкротился, поэтому, когда говорят — Как пандемия? Да на самом деле –никак. Все работали из хоумофиса, кто-то работал из офиса, т.е. что мы это заметили, я бы не сказал.  Если Вам интересна продажа 4 комнатных квартир в Москве, то Вам пригодиться информация, представленная ниже.

Помощь в покупке 4 комнатных квартир в МосквеКак выгодно купить квартиру?

Артем Цогоев: Но с точки зрения именно инвесторов, то есть гипотеза что, во всяком случае, в Москве есть такая гипотеза, что доходность объектов которые хорошо себя показали в период пандемии, т.е., собственно говоря, продуктовые магазины и аптеки, они становятся неким таким супер защитным активом, на которые будет падать доходность, потому что их все захотят купить. Можно ли сказать это про рынок немецкой коммерческой недвижимости,  повысился ли интерес инвесторов к таким объектам?

Борис Бронштейн: Я бы не сказал. В России у своих инвесторов есть свои какие-то мысли, какие-то настроения, а у немцев нет. Да, они переживали и более серьезные кризисы пандемия на них действительно не сказалась никак.

Артем Цогоев: Я имею в виду наших покупателей, что вы от них чувствуете, покупатели-то у вас российские, не немецкие?

Борис Бронштейн: У нас, на самом деле, просто,  немецких — становится больше. Мы давно работаем, они нас знают с другой стороны. Если брать российских, российские –да, очень многие искренне считают, что сейчас объекты будут продаваться за полцены, потому что пандемия. Мы предлагаем такие объекты найти. Но вроде бы нет, таких нет.

Артем Цогоев: Понятно. Тогда ещё такой вопрос про немецких покупателей. Всё-таки для меня немножко непонятно имея большой очень развитый, защищенный рынок коллективных инвестиций, зачем немецкие покупатели входят в такие достаточно сложные и неликвидные темы. Сейчас они ликвидные, а так в целом, конечно, у них ликвидность понижена, по сравнению со слоями этих фондов недвижимости, открытых фондов, т.е. в чём мотивация немецких инвесторов?

Агентство недвижимости «Кремлевские Ключи»

Борис Бронштейн: Смотря про какие объекты вы имеете в виду. Какие объекты подразумеваются под сложными?

Артем Цогоев: Смотрите, сколько у вас стоит объект в среднем — несколько миллионов евро, наверное?

Борис Бронштейн: Но вот да, объект, который у нас покупали немцы, именно немцы, стоил под 5 млн.

Артем Цогоев: 5 млн. Они на 5 млн могли купить паев открытых фондов недвижимости и стать совладельцами каких-то хороших объектов, находящихся в крупных городах, собственно говоря, в больших магазинах и получать, наверное сколько там, большую доходность.

Например, мы можем в кратчайшие сроки подыскать двухкомнатные квартиры в Новой Москве.***